Шон Бин
Шон Марк Бин родился 17 апреля 1959 года в городе Шеффилд, графство Йоркшир, Англия. Его отец, Брайан Бин, был сварщиком по профессии и держал собственную мастерскую. Мать, Рита Бин, работала секретаршей, но после рождения детей (Шона и дочери Лоррейн) полностью посвятила себя семье.Шон Марк Бин родился 17 апреля 1959 года в городе Шеффилд, графство Йоркшир, Англия. Его отец, Брайан Бин, был сварщиком по профессии и держал собственную мастерскую. Мать, Рита Бин, работала секретаршей, но после рождения детей (Шона и дочери Лоррейн) полностью посвятила себя семье.

Шон рос самым обычным ребенком, в школе учился весьма посредственно, предпочитая проводить время с друзьями или гонять мяч. Футбол был самым серьезным его увлечением в то время, он даже играл в школьной команде, но успехами не блистал. Ярый болельщик “Шеффилд Юнайтед”, он не пропускал ни одного матча. “Мальчишкой я обожал ходить на стадион со всеми этими трещотками, дудками и с шарфом “Юнайтед”, — говорит он. Кумиром его детства был Тони Карри, один из лучших игроков, а впоследствии и тренер клуба.

Школьная футбольная команда. Шону — 13 лет, он второй слева в верхнем ряду

Шон закончил школу в 16 лет с двумя отличными отметками – по искусству и английскому языку, и следующие три года пробовал себя в различных профессиях. Он побывал продавцом сыра с супермаркете, дворником (убирал снег), довольно долго проработал сварщиком в мастерской отца. Но… ему, по его собственным словам, всегда хотелось чего-то иного.

Несмотря на то, что за свою карьеру он сыграл – увлеченно и достоверно – как минимум двух солдат, Ричарда Шарпа и Энди МакНаба (“Браво два ноль”), самого Шона армия никогда не привлекала. “Мой дед служил в Военно-морских силах во время Второй Мировой войны, но вообще-то я скорее из рабочей семьи, не из военной. А может, все дело в представлении об армейской службе, которое тогда бытовало. Мне казалось, этот что-то среднее между рабством и тюрьмой – только получаешь за это деньги”.

“В моей семье у всех есть художественные таланты. Моя мама – отличная рассказчица, а дед здорово рисовал, так что я, возможно, кое-что унаследовал от них”. Ему хотелось стать поэтом или художником, или музыкантом в популярной группе, на худой конец. Лучше всего получалось рисовать, поэтому Шон решил учиться на художника. Он успел бросить два колледжа, прежде чем в третьем, в Роттерхеме, обнаружил театральный факультет.

Он захотел стать актером под влиянием прочитанных книг. Правда, в отношении того, какая именно книга так подействовала на него, существуют разные версии. Он читал Брехта, очень любил роман Оруэлла “1984” и пьесу Шекспира “Макбет”. Так или иначе, колледж он закончил, и в 1981 году подал документы в RADA – лондонскую Королевскую Академию Драматического искусства. Он был уверен, что это единственное высшее учебное заведение, где учат на актера. В тот год на 30 мест в RADA претендовали 11 000 человек, но Шон, имея лишь скудный опыт игры на сцене колледжа и в городском театре Роттерхема, в Академию все же поступил – немало удивив не только своих близких и друзей, но и бывших школьных учителей. “Никогда не замечал в нем склонности к актерству, — вспоминал один из них, Йен Футтит. — Он пользовался успехом у девочек, играл в футбол, но трудолюбивым не был никогда”. Но все изменилось, и за 3 года в Академии Шон сыграл 14 спектаклей!

Шон и Дебра ДжеймсНезадолго до отъезда в Лондон Шон женился на своей подруге юности, Дебре Джеймс. После свадьбы она продолжала работать парикмахером в Шеффилде, а Шон жил в Лондоне, и это не способствовало укреплению чувств. “Мы были молоды и постепенно отдалились друг от друга”, — говорит Шон. Они остались в самых лучших отношениях, и Дебра до сих пор заходит на чашку чай к матери Бина. Шон стал встречаться с Мелани Хилл (они познакомились, когда он пришел на прослушивание в RADA), а после развода с Деброй они стали жить вместе.

В 1983 году Бин заканчивает Академию с серебрянной медалью за роль в дипломном спектакле “В ожидании Годо”. Его профессиональный дебют состоялся в мае 1983 года в Watermill Theatre, в Ньюбери, графство Беркшир – он сыграл Тибальда в спектакле “Ромео и Джульетта”. В том же году он начинает работать в театре Glasgow Citizens и впервые появляется на телеэкране – в рекламе безалкогольного пива.

По-настоящему он дебютировал на телевидении в 1984-м — в телеспектакле Punters канала BBC, а его первой работой в кино стала роль Рануччо в фильме известного авангардиста Дерека Джармена “Караваджо”, съемки которого проходили осенью 1985 года.

В 1986-1987 годах Шон играет на сцене Королевского Шекспировского театра, а летом 1987 года работает на одной съемочной площадке с Мелани Гриффит, Томми ли Джонсом и Стингом – в фильме “Грозовой понедельник”. “Она симпатичная, — говорит он о Мелани Гриффит. — Что называется, в теле, как мне и нравится. Не люблю худышек”.

30 сентября 1987 года Шон впервые появляется на радио (BBC) в 50-м юбилейном выпуске передачи “Женский час” — читает “Ромео и Джульетту” в версии Royal Shakespeare Company. В том же году у него рождается первая дочь, Лорна.

В 1988 году он снимается в антивоенной драме Дерека Джармена “Реквием войны”, в 1989-м – в телевизионном сериале The Fifteen Streets и в двух кинокартинах – Windprints и «Поле» (The Field) .

Шон и Мелани Хилл1990 год ознаменовался для него работой в телефильме “Лорна Дун” и в Театре Сохо. В этом же году он наконец-то оформляет отношения с Мелани Хилл. Их медовый месяц совпал с серией решающих матчей “Шеффилд Юнайтед”. По-прежнему оставаясь фанатом “Клинков” (Blades — так неофициально называется клуб), Шон, конечно же, не мог пропустить ни одного из них. К тому времени на его плече уже красовалась татуировка “100% Blade”. “Ну, мы пришли к компромиссу, — говорит он. — Немного футбольный медовый месяц получился”. Мелани Хилл пришлось научиться жить с его увлечением. “У нас в саду есть “скамейка “Шеффилд Юнайтед”, и никто, кроме Шона, не смеет к ней прикасаться” — рассказывала она.

1990-1992 стали для Бина годами активной работы на телевидении. Он снимается в телеспектаклях, фильмах и сериалах на каналах BBC, Carlton/Central/PBS, ITV, Channel 4 Television. Одна из самых ярких ролей того времени, запомнившихся публике – Ловелас в сериале “Кларисса”.

В 1991 году его приглашают на роль в фильм Филипа Нойса “Игры патриотов”. Съемки проходили в Лос-Анджелесе в конце 1991 года, по впоследствии ему пришлось еще три раза летать в Калифорнию, чтобы закончить картину. Роль ирландского террориста Шона Миллера приносит ему первый настоящий успех в Штатах. С этого момента его начинают охотно приглашать на роли “плохих парней”.

“Я был счастлив пробовать себя в разных ролях и никогда не желал зациклиться на каком-то амплуа, — говорит Шон. — Легко делить героев на хороших и плохих, но мне всегда казалось, что в каждом человеке смешано хорошее и плохое. И у злодея есть положительные стороны, их в первую очередь и нужно видеть”. “Роли негодяев могут быть очень интересными, — продолжает он. — Глупо отворачиваться от них только потому, что это отрицательные персонажи. Как правило, у них сложные характеры, они испытывают противоречивые эмоции. Я могу согласиться на любую роль, если она интересная, сценарий хороший или хорошие люди заняты в съемках… Вот на это стоит обращать внимание”. В сентябре 1991 года у Бина рождается вторая дочь, Молли.

Во время съемок финальных сцен “Игр патриотов” Харрисон Форд случайно ударил его багом в бровь. Этот шрам (Шону наложили восемь швов) отлично виден в некоторых сценах его следующего проекта – телевизионного сериала “Леди Чаттерлей” по скандально известному роману Д.Г. Лоуренса, съемки которого начались весной 1992 года. Роль Меллорса окончательно закрепила за Шоном репутацию “самого сексуального актера в Британии”. О работе над фильмом он вспоминает со смешанными чувствами. С одной стороны, ему очень нравилась книга, ему были близки идеи картины. С другой стороны, съемки достаточно откровенных интимных сцен стали для него в некотором роде испытанием. “Иногда это было забавно, — говорит он. — Однажды мы снимали сцену, в которой мы с Джоэли Ричардсон должны бегать голыми по полю. Режиссер сказал: “Не волнуйтесь, ребята, поле огорожено забором в 10 метров высотой, вас никто не увидит”. Но когда мы начали снимать первую сцену, по дороге проехал двухэтажный автобус, и все, кто сидел наверху, принялись пятиться на нас. Ну а мы могли только продолжать съемку”.

Sharpe’s EnemyВ том же 1992 году начинается работа над другим телевизионным сериалом — о Ричарде Шарпе, лейтенанте королевских стрелков и участнике наполеоновских войн, герое исторических романов Бернарда Корнвелла. Шон Бин получил эту роль случайно (актер Пол МакГэнн/Paul McGann, который должен был первоначально играть Шарпа, попал в аварию и не смог сниматься), но, как это часто бывает, именно эта “случайная” роль стала для Бина по-настоящему звездной. Сериал обрел в Британии невероятную популярность, а сам писатель – автор романов, заявил, что Бин настолько удачно вписался в роль, что кажется, он и есть Шарп.

Съемки первых нескольких серий Шарпа проходили в Крыму, под Ялтой, с участием российских каскадеров, актеров и конно-спортивных клубов. С августа по декабрь 1992 года шла работа над сериями “Стрелки Шарпа” (Sharpe’s Rifles) и “Орел Шарпа” (Sharpe’s Eagle).

В 1993 году Шон играет сразу в нескольких фильмах (в “Шоппинге” и “Черном красавце” — эпизодические, а в “Женском пособии по измене” — довольно большую роль). Год снова заканчивается работой над “Шарпом” — снимаются “Рота Шарпа” (Sharpe’s Company), “Враг Шарпа” (Sharpe’s Enemy) и “Честь Шарпа” ( Sharpe’s Honour).

В 1994 году он появляется в сериале “Скарлетт” по роману Александры Рипли, а с августа по декабрь снова перевоплощается в королевского стрелка (“Золото Шарпа” (Sharpe’s Gold), “Битва Шарпа” (Sharpe’s Battle), “Меч Шарпа” (Sharpe’s Sword)). Лето 1994 года ознаменовалось для Шона первым опытом работы в документальном кино (BBC, The Contenders) – он читает закадровый текст.

В 1995 году его приглашают на роль Джимми Муира в фильм “Когда приходит суббота” (When Saturday Comes). Съемки проходят в Шеффилде, родном городе Бина. Фильм повествует о жизни рабочего с пивного завода, который играет в футбол за “воскресную лигу” и неожиданно получает шанс стать профессиональным игроком “Шеффилд Юнайтед”. “Продукт большой любви всех участников” — так писала пресса об этом проекте. Продюсер фильма Джеймс Дэйли также был родом из Шеффилда, озвучивать фильм пригласили исключительно шеффилдских музыкантов ( в том числе участников группы “Def Leppard”), появляются в фильме и настоящие игроки “Юнайтед”. “Из всех героев, которых я играл, Джимми Муир наиболее похож на меня самого,- говорит Бин. — Было приятно снова вернуться домой. Мы снимали в тех же пабах, где я и сам когда-то любил посидеть”. На съемках фильма Шон Бин впервые со времен учебы работал вместе с женой, Мелани Хилл – она сыграла сестру главного героя. Фильм был положительно оценен британской критикой и даже демонстрировался на Каннском фестивале.

Одновременно с When Saturday Comes проходили съемки очередной серии “бондианы”, фильма “Золотой глаз”, где Шону Бину досталась роль агента 006. Ну а в августе, по традиции, Шон снова отправился на съемки “Шарпа” (“Полк Шарпа” (Sharpe’s Regiment), “Осада Шарпа” (Sharpe’s Siege), “Миссия Шарпа” (Sharpe’s Mission)). Правда, эти и последующие серии снимались уже не на Украине, а в Турции и Великобритании.

В начале 1996 года Шон Бин приезжает в Москву на премьеру фильма «Золотой глаз», а в апреле вновь возвращается в Россию — в Санкт-Петербурге начинаются съемки фильма “Анна Каренина” по роману Льва Толстого. Шон играет Вронского. А с августа по декабрь… Да, вы догадались правильно, он снова работает над «Шарпом». Снимаются заключительные серии — “Месть Шарпа” (Sharpe’s Revenge), “Правосудие Шарпа” (Sharpe’s Justice) и “Ватерлоо Шарпа” (Sharpe’s Waterloo).

Sharpe’s EnemyЭтот сериал до сих пор очень много для него значит, он вспоминает о нем к месту и не к месту. У него дома хранятся сувениры со съемок (“Это было внесено в мой контракт, — говорит он. — Я забрал свой зеленый мундир и саблю — настоящую, 19 века. Я собираюсь ее на стену повесить”), а многие актеры и члены съемочной группы (Джейсон Солкей, Джон Тэмс, режиссер Том Клегг) стали для него настоящими друзьями. Сериал снимался 5 лет, и Бин признавался, что ему трудно было расставаться со своим героем. “Я чувствовал себя так странно в последний день, в последнюю ночь… Я до сих пор скучаю по этим съемкам. Это было отличное время”. Вспоминая о работе в Новой Зеландии, он заявил корреспонденту: “Новая Зеландия – отличная страна, люди там очень легкие в общении. Мне там понравилось так же, как не съемках “Шарпа”. Я бы хотел вернуться в Крым и посмотреть, каким он стал через 10 лет”.

В 1996 году появляются первые слухи о распаде семьи Шона Бина. Правда, он заявляет, что они сильно преувеличены, и он не прочь, чтобы жена родила ему еще одного ребенка — “желательно мальчика”. Но уже к концу 1996 года разлад в семье становится очевидным, и бульварная пресса начинает активно обсуждать развод “самого пылкого сердцееда в Британии”.

Расставание Бина с Мелани Хилл совпало с развалом еще одной семьи – продюсер When Saturday Comes Джеймс Дэйли развелся с женой, режиссером Марией Гиз, а впоследствии (то есть, возможно, уже в том же 1996 году) стал встречаться с Мелани Хилл.

Шон и Абигайл Краттенден: экранная свадьба превратилась в настоящий бракТак или иначе, кто бы ни был инициатором и виновником развода Бинов, Шон очень тяжело перенес и само расставание (они прожили с Мелани почти 15 лет!), и шумиху, поднятую прессой. Долгое время он вовсе отказывался говорить на тему личной жизни, и лишь в мае 1997 года признался, что уже около полугода встречается с Абигайл Краттенден, своей партнершей по сериалу “Шарп”. В августе 1997 года состоялся развод с Мелани, а уже через два месяца, в ноябре, Шон и Абигайл поженились. Через год, в ноябре 1998, у Бина появилась третья дочь – Эви-Наташа. Кстати говоря, Шон присутствовал на ее рождении.

На присуждении почетной докторской степениНо, несмотря на все семейные трудности, его актерская карьера не стоит на месте. В начале 1997 года он уезжает в Канаду на съемки боевика “Удар с воздуха”(Airborne), а в августе – в Южную Африку, воплощать на экране образ реального человека, сержанта Энди МакНаба (“Браво два ноль”). В ноябре, по возвращении в Англию, Шону присуждают почетную ученую степень в Sheffield Hallam University, он женится на Абигайл и… снова уезжает, на этот раз во Францию, на съемки фильма “Ронин”, успев, правда, поучаствовать еще в одном проекте — озвучке полнометражного мультфильма “Кентерберрийские рассказы”.

В 1998 году он снова принимает участие в создании рекламного ролика (произносит текст) — майонеза Hellmann. В 1999-м – снимается в гангстерском боевике “Парни из Эссекса” и четырехсерийном телефильме «Особо опасен»/Extremely Dangerous. В “Особо опасен” он играет бывшего сотрудника британской разведки, которого обвиняют в убийстве жены и дочери. А в октябре 1999 года в Новой Зеландии начинаются съемки самого нашумевшего кинопроекта начала XXI века – трилогии “Властелин колец” по одноименному роману Толкиена.

Шон Бин очень хотел сыграть в этом фильме. Книгу он прочел еще в молодости, и, когда узнал, что ее будут экранизировать, приложил вся усилия, чтоб попасть в поле зрения Питера Джексона и специалистов по кастингу. Переговоры длились довольно долго, но в конце концов он был утвержден на роль Боромира, и едва не умер от счастья – по его собственным словам. Он приехал в Новую Зеландию заранее, чтобы подготовиться к съемкам, научиться владеть оружием и выработать для Боромира собственную манеру боя.

В отличие от многих других актеров, занятых в съемках, он не сидел безвылазно в Новой Зеландии. В 2000 году он проводит там в общей сложности 3 месяца – с мая по июль. А в сентябре уезжает в Берлин на съемки научно-фантастического фильма «Эквилибриум»/Equilibrium. Он снова играет второстепенного персонажа, но Шона это нисколько не смущает. Его героя, Партриджа, казнят за убеждения. “Это хорошая роль, — говорит он. — Небольшая, но весьма интересная. Мне очень понравился сценарий. Это фильм о том, что случается с людьми в тоталитарном обществе, где все становятся серыми и безликими. Мой персонаж борется против этого режима, он еще помнит прежние времена и в некоторой степени сам напрашивается, чтоб его казнили. Ну, он в любом случае не смог бы жить в этом мире.” В том же году он разводится с Абигайл Краттенден, а в декабре улетает в Торонто на съемки психологического триллера “Не говори ни слова”. Он снова играет “плохого парня”.

В Каннах на премьере LOTRВ начале 2001 года он участвует в завершающей стадии работы над “Властелином колец”. На память о съемках трилогии Шон, как и другие актеры — члены Братства, делает себе татуировку в виде эльфийской цифры «9». В мае он появляется на Каннском фестивале на премьере “Властелина колец”, а потом активно включается в работу над своим новым фильмом, “Том и Томас” нидерландского режиссера Эсме Ламмерс. Съемки проходят в Лондоне. “Я хотел бы больше времени проводить дома, быть ближе к детям, — говорит Шон, и это, по его словам, одна из причин, почему он согласился на роль. “Но все равно я счастлив, что у меня есть возможность посмотреть мир, — продолжает он. — Я в привилегированном положении как турист – Новая Зеландия, Канада, Германия”.

В 2001-2002 годах Шон активно активно снимается в рекламе, в том числе социальной (донорская кровь, исследования рака), а в начале 2002 года работает на съемках Big Empty – черной комедии режиссера Стива Андерсона. В апреле Шон становится членом Совета директоров любимого футбольного клуба «Шеффилд Юнайтед», а в июне вновь возвращается в Новую Зеландию, чтобы принять участие в досъемках второй части “Властелина колец”.

Он по-прежнему живет в Лондоне, в собственном доме с садом и, похоже, не собирается ничего менять. “Мне нравится садовничать, еще с детства. Я сам посадил несколько деревьев прошлой осенью, и даже огородил их – в общем, сделал все как полагается, когда занимаешься садоводством. На это уходит немало времени, но мне это нравится. Вот в комнатных растениях я не слишком разбираюсь. Кажется, они всегда умирают”.

Он все еще помнит о том, что когда-то хотел стать художником. “Я стал актером, и это гораздо больше способствует прочному финансовому положению, но… Я все еще рисую… машинально, например, когда говорю по телефону. Мой ежедневник полон картинок и набросков. Если бы у меня было больше времени, я хотел бы снова попробовать рисовать и посмотреть, чего я могу в этом достичь — просто ради интереса и для собственного удовольствия”.

Он не из тех, кто размышляет над ролью 24 часа в сутки. “Я не ношусь с излишним багажом или ненужными мыслями. Думаю, это слишком изнурительно. Это надо держать на горизонте. Работа есть работа, а свободное время – нечто иное. Думаю, у каждого свои методы. Я полностью выкладываюсь, концентрируюсь на роли, когда я на съемочной площадке, а потом покидаю ее до следующего дня”.

Ему нравится работать без дублера и самому выполнять все трюки. На вопрос о самом серьезном ранении, полученном на съемках, он, как ни странно, вспоминает вовсе не знаменитый удар багром: “Слава Богу, по-настоящему серьезных случаев не было. Самый неприятный инцидент, пожалуй, произошел на съемках “Полка Шарпа”. Лошадь приземлилась копытом на мою голову. В результате – заплывший глаз и проблемы с шеей. За шесть часов до этого меня уже возили в больницу – зашивать палец, а потом сразу эта лошадь…”

Как относятся дочери к судьбам его экранных героев? “Помню, моя средняя дочь, Молли, не могла смотреть “Лорну Дун”, потому что там я утонул. Она не то чтобы расстраивалась. Просто ей это не нравилось. Она была тогда младше… Но до сих пор не любит смотреть фильмы, где меня убивают”.

В ноябре 2002 года Шон Бин после 12-летнего перерыва снова вернулся в театр — чтобы сыграть Макбета в спектакле по одноименной шекспировской трагедии. Пьеса «Макбет» нравилась ему всегда, и он не раз говорил, что мечтает сыграть именно в ней. О работе в театре Шон говорит так: “Иногда репетируешь по четыре недели, снова и снова. Это накладывает свой отпечаток. Но знаете, что больше всего пугает меня в работе на театральной сцене? Нельзя сказать: “Простите, давайте начнем сначала”.